У Лукашенко остался последний шанс покинуть Беларусь прямо сейчас. Иначе — суд и Гаага

У Лукашенко остался последний шанс покинуть Беларусь прямо сейчас. Иначе — суд и Гаага

Митинг Светланы Тихановской 19 июля Минске собрал живое море людей. Водители всякий раз поднимают неистовый шум сирен, не давая спокойно проехать кортежу Саши-таракана. Солигорские шахтеры практически в открытую говорят о массовой забастовке рабочих.

Складывается впечатление, что вся страна пришла в движение. Об этом в интервью Charter97.org заявила координатор Белорусской христианской демократии в Витебске, доверенное лицо Светланы Тихановской Татьяна Северинец:

— Сегодня могу точно сказать: чувствую радость и гордость за наших людей. Я уже много лет борюсь за пробуждение сознания, чувства достоинства и гордости белорусского народа — и наконец вижу результат.

Самое важное — то, что перемены начали происходить на глубинном уровне, и такой процесс уже остановить невозможно.

— Давайте разберем на конкретных примерах: как происходят эти перемены в том же Витебске?

— Во-первых, резко выросло количество людей, которые уже открыто говорят: «Все, уходи, Лукашенко, ты достал, терпеть тебя уже невозможно». Не поверите, они появляются всюду: и в социальных сетях, и даже просто на улицах. Я еще никогда за все время своей политической деятельности с таким не сталкивалась.

У нас сейчас любые действия сопровождаются притоком новых людей. Например, те кто участвовал в пикетах по сбору подписей, назначают встречи, чтобы поговорить, поддержать друг друга.

К нам просто по дороге присоединяются новые люди! Все это очень резко отличается от состояния общества в декабре -январе, когда проходили акции против «интеграции» с РФ. Да, тогда тоже был подъем энтузиазма, но сейчас это такая энергия, что просто чувствуется: процесс запущен, волну не остановить.

Все 26 лет я занималась тем, что убеждала людей вставать с диванов и выходить на улицы. А сейчас вижу: убеждать почти некого, на диванах мало кто остался. И страха практически внутри не осталось, появилось совершенно другое отношение к происходящему, людей как будто подменили, как будто «вымыли» изнутри.

Вот вам самый конкретный пример: я езжу по городу на велосипеде, и с этого лета мне его в мастерской чинят бесплатно. Так и говорят: «Спасибо за то, что вы делаете». А банковские работники уже несколько месяцев относятся ко мне, как к драгоценной вазе.

Они говорят: «Мы знаем всех в лица, особенно, вас». Это — отношение простых людей, которые раньше никак не были связанны с активистами, оно сильно отличается от того, что было еще полгода назад. Люди хотят что-то сделать, как-то помочь и показать, что для них все это ценно. Я чувствую от них колоссальную поддержку.

— Что необходимо для того, чтобы такие настроения конвертировались в реальные перемены в стране?

— Я – реалист. В дополнение к тем, кто уже выходит на акции, нужно совсем немного. Если выйдут те же солигорские шахтеры, которые уже готовятся к забастовке, или Микашевичский гранитный комбинат, или станко- и машиностроительные заводы — это будет полная и окончательная победа.

Поэтому я хочу обратиться к рабочим: отбросьте страх потерять работу и сомнения, встаньте и договоритесь. Скажите одному — второй подхватит и цепная реакция пойдет.

Это же видно по настроениям в ваших коллективах, не хватает только искры. Договоритесь, что не будете слушать лживые цифры из телевизора, а выйдете бастовать. И все. Нужно, чтобы это было массовое решение.

Мы же знаем, что на заводах все уже давно клянут власть, плюются и ждут показа «Лебединого озера». Даже радуются слухам о заболевшем Лукашенко с гипертоническим кризом. Пусть так, но в первую очередь нужно рассчитывать на себя, а не на несчастный случай. Вы сами создаете будущее для своих детей.

— Кроме массовой забастовки рабочих, какие методы еще могут помочь?

— Во-первых, большое количество легальных агитационных пикетов. Когда люди узнавали о пикете Светланы Тихановской в Минске, они бросали все и бежали туда, чтобы быть среди своих и пропитаться этой энергией.

Иногда я сама чувствую, что у меня маловато сил. А как только прочитаю новости, послушаю эти песни на Флешмобах солидарности, например «Стены рухнут» — и все, конь бьет копытом и понеслась туда, куда нужно.

И Площадь должна быть, и забастовка рабочих, и массовые митинги во время агитационной кампании. Посмотрите — люди же сами хотят этого. Наша прекрасная молодежь уже не смирится с тем, чтобы все осталось по-старому.

Знаете, я как педагог со стажем скажу: эта молодежь – чудесная. 14 июля бороться за кандидатов вышла именно молодежь. Мы все боялись, что они «абыякавые», а они оказались совсем другими — добрыми и прекрасными. Для меня это — главное открытие этого лета.

— Что вы скажете о реакции властей на последние события? На митинге Тихановской пытались глушить звук, на следующий день Лукашенко начал менять руководителей в КГБ, Нацбанке и дипкорпусе. Что может стоять за этими действиями?

— Знаете, человек, который незаконно захватил власть — зачем это сделал? Потому что он боится. Власть дает возможности, а страх подогревает их. Он трус и злобный человечек. Он уже стал дедом и должна, казалось бы, прийти мудрость, но, к сожалению, она прошла мимо. Он остался обиженным мальчиком с исковерканной психологией.

Иногда мне было его жалко — а сейчас нет. Пусть меня Бог простит, но я ничего хорошего не желаю Лукашенко. Пусть он исчезнет с нашей земли, чтобы даже не воняло. Я сейчас даже телевизор не могу заставить себя включить.

Вот недавно на «Славянском базаре» в Витебске он сказал: «Даже если я не буду президентом…». Значит, его это волнует. Значит, он боится и не может даже спокойно думать о своем будущем.

Он просто должен уйти, забрать всю свою шайку, сесть на золотой «Боинг» — и к чертовой бабушке, куда подальше. Это если он хочет избежать народного гнева и Гааги. Посмотрите, как он еле двигался на том же «Славянском базаре»! Да сохрани ты уже последние частички здоровья, ты же сам себя гробишь. Это твой последний шанс.

Тут ему жизни не будет. Тут его будут судить, а потом держать на нарах. Я очень хочу, чтобы он это попробовал. Он же работал в свое время в тюрьме, был вертухаем. Это вертухайство в нем на всю жизнь осталось, и всю страну он хочет превратить в тюрьму. Но этого не будет. Все складывается совсем наоборот.

— Вы считаете, суд и трибунал неизбежен, если не улетит прямо сейчас?

— Трибунал — обязательно, и самый жесткий. А сколько будет свидетелей из-за «ковида», из-за этой безмозглой, циничной политики.

Были же попытки подать на него в суд из-за гибели людей во время эпидемии.

Так что, люди, не бойтесь говорить все, как есть. Абсолютно все зависит только от нас, белорусов. Как мы покажем этой власти, что хотим и жаждем перемен, какое количество выйдет на протест и не позволит комиссиям врать и фальсифицировать – так и сложится ваша жизнь, жизнь ваших детей, внуков, будущее Беларуси вообще.

Не бойтесь! У вас одна жизнь. Вы хотите прожить ее как раб или как человек? Ваш выбор за вами. Мы все хотим, чтобы нас уважали, но в первую очередь мы должны уважать сами себя и быть готовыми на поступки. Тогда в человеке рождается человеческое, гордость и достоинство, уважение к себе. Только тогда, когда вы будете готовы на поступок, вы защитите свое право жить в свободной и независимой стране.

Источник

Шахтеры Солигорска готовят забастовку 10 августа

Тихановская рассказала всю правду о Лукашенко на центральном канале страны «Беларусь 1»

 

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

− 4 = 2