Откуда из Беларуси может готовиться нападение на Украину?

Откуда из Беларуси может готовиться нападение на Украину?

По предварительным данным не менее 4 бывших военнослужащих МО РБ, которые воевали в Украине на стороне России, были убиты. Имена еще 2 белорусов, наемников ЧВК «Вагнера», которых подозревают в военных преступлениях, установили сотрудники Службы безопасности Украины. Формально, те белорусы, которые сейчас воюют на стороне России против Украины, являются контрактниками ВС РФ. Однако, по оценкам независимых белорусских журналистов расследователей, уже сейчас можно говорить о том, что отдельные части ВС Беларуси принимают косвенное участие в войне.

Вместе с Альянсом расследователей Беларуси «Белсат» анализирует текущее состояние белорусской армии, ее военный потенциал, а также показываем, какие белорусские военные подразделения, в первую очередь могут включиться в российско-украинскую войну.

Военный потенциал Беларуси

По совокупной военной мощи, согласно рейтингу Global Firepower 2022, Беларусь занимает сегодня 52-е место из 142 стран мира. Для сравнения – Украина на 22-й позиции, Польша – на 24-й, Россия – на 2-й. Эти рейтинги явно будут пересмотрены после окончания войны в Украине, российская армия точно лишится звания «второй армии мира». Тем не менее рейтинг Global Firepower 2022 помогает оценить военный потенциал белорусского режима, который выступает главным союзником Кремля.

Согласно открытым источникам, численность ВС Беларуси остается приблизительно равной на протяжении последних лет и составляет около 65 тыс. человек, из них около 45 тыс. военнослужащих и 20 тыс. гражданского персонала. Число офицеров и прапорщиков теоретически может превышать 21 тыс. человек.

По Договору об ограничении обычных вооружений (ДОВСЕ), беларусские ВС не выбирают свой лимит в 100 тыс. военнослужащих, 1800 танков, 2600 бронемашин, 1615 артиллерийских систем, 260 самолетов и пр. На такую нагрузку экономика Беларуси в настоящий момент не рассчитана.

По размерам военных расходов, рейтинг Global Firepower 2022 определил Беларусь на 87-ю позицию с бюджетом USD 723,1 млн. Из всех стран региона по расходам на «оборонку» Минск обходит только Эстонию, она занимает в рейтинге 88-е место с бюджетом в USD 713,7 млн. Но если взять соотношение военного бюджета к количеству военнослужащих, то мы получим расходы на одного солдата в год. В случае Беларуси это около USD 16 тыс. в год, в случае Эстонии – USD 110 тыс., Украины – около USD 60 тыс. Получается, что белорусская армия не только одна из самых недорогих в регионе, но и самая бедная.

Тем не менее некоторые западные эксперты рассматривают белорусскую армию как вполне боеспособную, указывая на наличие продвинутых вооружений на балансе ВВС и ПВО. Именно ВВС и ПВО являются наиболее многочисленными родами войск, в них занято более 11 тысяч человек. Среди родов войск белорусских ВС лучше всего дела в международных рейтингах обстоят с артиллерийскими системами. Основной проблемой белорусской армии остаются вопросы модернизации и перевооружения, упирающиеся в бюджетные ограничения. Еще до войны в Украине Лукашенко неоднократно повторял, что заинтересован в поставках комплексов С-400 в Беларусь. Война явно ускорила планы Минска по перевооружению.

По своей структуре и составу ВС Беларуси организованы так, что наступательного потенциала у них нет. Соответственно и военная доктрина страны подразумевает только оборонительные операции, а поправка в новой редакции того, что по недоразумению называется Конституцией «исключает военную агрессию со своей территории в отношении других государств». Это, впрочем, не дает железных гарантий, что белорусские военные не окажутся на полях сражений Украины, например, в составе действующих военных формирований РФ.

О такой вероятности постоянно напоминает военно-политическое руководство Украины, рассматривая белорусские ВС как самый крупный потенциально резерв, который Путин может ввести в игру, заполнив оперативную паузу. Среди аналитиков нет единодушия относительно величины этого резерва. Украинские военные эксперты говорят о том, что Беларусь может «поставить под ружье» порядка 15 тыс. военнослужащих. С белорусский стороны звучат другие оценки: 5-6 тыс. человек – максимум, который может предложить Лукашенко Путину. И даже в этом случае придется частично «оголить», выражаясь языком Лукашенко, не только западные границы, но и свой собственный тыл.

Важно также отметить, что белорусский режим внимательно анализирует успехи Украины в войне, подчеркивая эффективность мобильных групп ВСУ.

Отставники уже воюют за Россию

8 лет назад, когда только началась война в Украине, российские пропагандистские СМИ любили повторять, что «действующих военных там нет», а в Украине воюют отставники. Похоже, что в 2022 году белорусы идут по этому же пути.

17 мая стало известно, что в Лиде простились с военным пенсионером, летчиком Николаем Марковым, который погиб 30 апреля в районе Попасной в Луганской области. 22 мая Главное управление разведки (ГУР) Минобороны Украины сообщило о похоронах погибшего солдата в Марьиной Горке. Также по данным ГУР, в Осиповичах простились с бывшим офицером и бывшим солдатом-контрактником. На момент боевых действий в Украине все они уже не состояли в рядах ВС Беларуси. Однако схема «их там нет» не единственная, которую используют белорусские военные.

Тыловая поддержка или опосредованное участие в войне?

В настоящее время Беларусь задействовала Силы специальных операций (тех самых, которые в августе 2020-го активно подавляли протесты внутри страны) на трех направлениях: Западном, Северо-Западном и Южном (граница с Украиной), заявил начальник Генштаба белорусских ВС Виктор Гулевич.

Однако, по данным Альянса расследователей Беларуси, есть и другие подразделения, которые выполняют боевые задачи на границе Беларуси и Украины. И речь идет не только тыловой поддержке российских ВС. Так, 38-я отдельная гвардейская десантно-штурмовая Брестская бригада до сих пор «прикрывает» границу от Малориты до Столина в Брестской области, а 150 десантников из 103-й Витебской отдельной гвардейской воздушно-десантной бригады – участок границы, проходящий в Гомельской области.

Для охранения прилегающей местности к аэродрому «Зябровка», откуда взлетала российская авиация и производились пуски ракет по Украине, использовалось 12 оперативных групп (в каждой по 8 офицеров) из первого особого отряда 5-й отдельной бригады специального назначения.

Кроме этого, по всей протяженности участка белорусско-украинской границы в Гомельской области были рассредоточены подразделения и несли службу 60 бойцов ОСАМа (отдельная служба активных мероприятий ГПК), 80 бойцов СПБТ «Алмаз» МВД и практически весь гомельский ОМОН.

Несколько сводных оперативных групп состоящих из офицеров белорусского и российского ГРУ осуществляли краткосрочные рейды и нелегальную разведку на территориях Волынской, Ровенской, Житомирской и Львовской областей Украины. На задания они выходили без документов и в форме без знаков различия и принадлежности.

Солдат-срочников из учебной части № 20203 72-го гвардейского объединенного учебного центра подготовки прапорщиков и младших специалистов (более известный как Печи) перебрасывали в Столбцы, где они помогали с разгрузкой боеприпасов и российской техники с характерным знаком Z.

Ровно-Луцк-Львов?

Считается, что в случае атаки с территории Беларуси, армия Лукашенко будет двигаться по направлению Львов-Луцк, чтобы попытаться отрезать пути снабжения украинской армии. Возможно также привлечение к осуществлению диверсионно-разведовательных мероприятий в тылу украинской армии.

После отступления российских войск из Киевской и Черниговской областей, угроза такого развития событий не кажется высокой. При этом отдельные аналитики продолжают настаивать на том, что вероятность ввода белорусских военных в Украину сохраняется.

Однако на третьем месяце войны, главный вопрос уже даже не в том, куда могут бросить белорусских солдат на украинском фронте, а как они будут воевать? Мотивации для участия в войне у них нет никакой. А для Лукашенко совсем нериторический вопрос, будут ли они сдаваться в украинский плен или повернут оружие против Минска.

СЕЙЧАС ЧИТАЮТ 👇