«Бум! И десантура Шойгу окажется в Киеве»

95
Сергей Шойгу

Недавно прошедшие в России стратегическое командно-штабное учение «Центр-2019» вызвало значительный интерес в западной прессе. О нем рассказали такие известные и хорошо читаемые в США издания, как The Diplomat, The National Interest, CNBC, а «Фонд Джеймстауна», созданный при поддержке ЦРУ, пришел к выводу, что «Россия в 2019 году тестировала сетецентрическую войну». Остановимся чуть подробнее на термине «сетецентрическая война (Network-centric War — авт.)». По сути, это название целой американской оборонной доктрины, которая зародилась за океаном в 90-х годах прошлого века в результате длительной военно-научной эволюции армии США. Именно концепцию Network-centric War американцы применили против Ирака в 2003 году, добившись за счет абсолютного «информационного преимущества» уже неоспоримого военного превосходства. С одной стороны, бумага, конечно, все стерпит, тем более что можно найти множества свидетельств, что Багдад пал главным образом из-за раскола общества на суннитов и шиитов, а также предательства военной, политической и экономической элиты Саддама Хусейна. Плюс к этому у народа был запрос на смену власти, чем, собственно, и воспользовались США. С другой стороны, изучение первоисточников по хронологии боевых действий наглядно показывает, что в 2003 году Пентагон действовал очень грамотно. Представьте драку двух бойцов, у одного из которых завязаны глаза, а другой вооружен бейсбольной битой. Так вот: нечто подобное было тогда и в Ираке. Впрочем, американцы признают, что сложно получить «информационное преимущество» над равным или почти равным врагом. В частности, в докладе комитета по Вооруженным силам Палаты представителей США «Обзор будущего. Боевая система критична» говорится о ряде плохо решаемых технических проблемах в рамках сетецентрических войн.

 

 

Наиболее сложным оказалось создание самоорганизующейся и самовосстанавливающейся информационной сети, если подавлены спутники и действуют мощные вражеские системы РЭБ. До сих пор не удалось обеспечить надежную координацию всех участников боевых действий, когда каждый элемент военного мобильного оборудования и даже отдельный солдат армии США становится источником или ретранслятором радиочастотных сигналов. Попадет такой чудо-боец с секретными кодами в лапы врага, свои же откроют огонь на поражение. Особенно актуально это в условиях быстрого развертывания и быстрой реконфигурации военных частей.

Доклад о проблемах «сетецентрической войны» был составлен в 2009 году, и до сих пор не было официально признано, что обозначенные проблемы решены. Тем не менее, указанная концепция считается весьма эффективной при войне с более слабым противником, создавая у того чувство «бесполезности сопротивления» и «обреченности перед мощью».

Судя по всему, доктрину Network-centric War в США разрабатывали главным образом для «продвижения демократии в диктаторских странах», причем с целью минимизации «потока гробов в Америку». Можно не сомневаться, что сейчас Пентагон корпит над планом «сетецентрической войны» с Ираном — над уничтожением его военной и экономической инфраструктуры вследствие бесспорного «информационного преимущества».

Если предположить, что янки действительно знают о Персии абсолютно все, то первым же ударом «Томагавками» и истребителями F-22 они ликвидируют оружие возмездия — иранские дальнобойные баллистические ракеты и центры управления. Ну а затем «перемелют» ПВО/ПРО, авиацию и наземные войска. Безусловно, такой сценарий нельзя скидывать со счетов. Несмотря на шапкозакидательские оценки, что, мол, Иран — противник, который не по зубам Америки. Реальность, увы, такова, что звездно-полосатая акула способна «сожрать» целые народы, оставив после себя разорения и пепелища.

В этом плане утверждение «Фонда Джеймстауна», что «Россия в 2019 году тестирует сетецентрическую войну», безусловно, должно дать пищу военному экспертному сообществу. Надо сказать, что впервые об этом янки заговорили в 2014 году, когда «вежливые люди» обеспечили правопорядок в Крыму во время референдума, получившего неофициальное название «возвращение домой».

Тогда, напомним, главком объединенными вооруженными силами НАТО в Европе генерал ВВС США Филип Бридлав так прокомментировал события на Тавриде: «Сначала мы видели несколько поспешные учения русских, а потом… Бум! И они в Крыму». По словам бывшего военноначальника, «Россия значительно улучшила свои военные возможности после грузинской войны 2008 года. Вторжение в Крым прошло как по маслу. Сначала с помощью помех и кибератак была полностью отключена связь украинских войск, расположенных на полуострове. А затем был осуществлен полный контроль российскими силами ситуации внутри Крыма».

Если разобраться, все сказанное тогда Бридлавом, подходит под концепцию Network-centric War. Вследствие бесспорного информационного преимущества у украинских гарнизонов появилось осознание «бесполезности сопротивления» в условиях политической анархии в Киеве, возникшей в результате свержения законного президента Януковича. Тем не менее, западные эксперты предпочли не связывать операцию по обеспечению безопасности крымчан от фашиствующих молодчиков с доктриной «сетецентрической войны».

Что показательно, тот же генерал Бридлав, который в 2014 году призвал отказаться от «презрения к российским Вооруженным Силам», предположил, что начатая после войны 08.08.08 реформа русской армии обязательно принесет свои плоды.

Он как в воду глядел, о чем свидетельствует командно-штабное учение «Центр-2019», которое состоялось 16−21 сентября совместно с подразделениями из семи стран-партнеров: Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана, Китая, Индии и Пакистана. Как известно, все они являются членами Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Правда, по мнению американцев, эти учение следует назвать чисто русскими, с привлечением весьма скромных частей союзников по ШОС (за исключение китайцев), причем на второстепенные роли. Что же тогда так озадачило «Фонд Джеймстауна»? Оказывается — прежде всего, уровень сетевого управления войсками, причем, в условиях массового применения разведывательных беспилотников, что обеспечивало не только штаб самой оперативной информацией, но и отдельные подразделения.

К элементам доктрины Network-centric War была отнесена и десантная операция 217-го полка ВДВ (в/ч 62295, г. Иваново). Несмотря на досадную потерю двух БМД-2 (без экипажей), высадка более 2 тысяч бойцов ВДВ и 200 единиц вооружения и военной техники для подавления врага на тактическом и оперативно-тактическом уровнях впечатлила США. Такой мощной аэромобильной силы хватит, к примеру, для захвата важнейшего вражеского командного пункта ПРО НАТО на немецкой военной базе «Рамштайн», или комплекса правительственных зданий недружественной страны, поскольку охранные подразделения на это не рассчитаны.

«Несмотря на то, что речь идет об антитеррористических учениях, похоже, что главным элементом этих учений стала широкомасштабная силовая операция, — предполагает Роджер МакДермотт, эксперт „Фонд Джеймстауна“. — И, наконец, на уровне командования и управления „Центр 2019“ отличался тем (от учений 2018 года), что предоставлял России возможность практиковать одновременное ведение боевых действий на трех театрах военных действий».

Таким образом, «Фонд Джеймстауна» де-факто запугивает соседей России. Мол, в случае чего — все произойдет очень быстро, как в 2014 году в Крыму: «Бум, и десантура Шойгу в Киеве! Бум, и в Тбилиси». Любопытно, если следовать этой логике, где будет третий театр боевых действий, на котором ивановские десантники будут продвигать «русский мир» строго по американским лекалам «спасения демократий от диктаторов»?

Источник

Как американцы готовят снайперов для войны в русской Арктике

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

+ 30 = 36